КРО КПРФ » Геннадий ЗЮГАНОВ: Что делать, когда проект социализма в России прерван? Идти вперёд!

Геннадий ЗЮГАНОВ: Что делать, когда проект социализма в России прерван? Идти вперёд!

28 июнь 2024, Пятница
10
0

Доктор экономических наук, профессор, первый заместитель председателя Центрального Совета РУСО Игорь БРАТИЩЕВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО


 

  Более тридцати лет возглавлять крупнейшую (и фактически единственную) оппозиционную партию Российской Федерации — это колоссальный объём работы, причём весьма многоплановой и напряжённой. А если приближается юбилей руководителя партии, вполне естественно желание и друзей, и противников глубже проанализировать разные ипостаси его деятельности.


 

Всем известно, что Геннадий Андреевич Зюганов не только Председатель ЦК КПРФ и руководитель фракции КПРФ в Государственной думе, то есть политик, что называется, высшего разряда. Он также видный учёный-обществовед, доктор философских наук, автор многих научных трудов, которые переведены на десятки языков мира. И мировое научное сообщество, а не только политики, с большим вниманием относится к исследованиям, открытиям и выводам учёного Г.А. Зюганова, которые, как правило, чрезвычайно актуальны.


 

Для размышлений на эту тему «Правда» сегодня предоставляет слово одному из руководителей РУСО — общественного объединения «Российские учёные социалистической ориентации».


 

  Какой вопрос для нас главный сегодня


 

— Игорь Михайлович, я понимаю так, что учёные, входящие в авторитетную вашу организацию, решили по-своему отметить знаменательную дату лидера КПРФ. А когда в плане работы РУСО появилась тема научно-практической конференции, посвящённой научному творчеству Г.А. Зюганова — мыслителя, политика, коммуниста?


 

— Что такая конференция обязательно должна состояться — это мы решили уже в самом начале нынешнего года. Многие говорили об этом. И, знаете, тогда же определился вопрос, который, по нашему мнению, надо было поставить в центр предстоящего обсуждения как главный.


 

— А какой это вопрос?


 

— Он был сформулирован несколько раньше Ричардом Ивановичем Косолаповым: «Прерван проект социализма. Что делать?». Так известнейший советский и российский учёный озаглавил в 2017 году своё небольшое сочинение, посвящённое столетию Великого Октября.


 

— Я его хорошо помню.


 

— Для наших читателей приведу сейчас завершающий абзац того труда:


 

«Чтобы выбраться на поверхность (после развала Советского Союза. — И.Б.) и вновь устремиться вперёд, нужны мощный взмах обеих рук и ясная голова. И формула «оптимизация общественной системы» с упором на масштаб человека — тут как раз кстати. В отличие от крохоборческой «оптимизации» местечкового типа она носит разнообразный характер и предоставляет неограниченный простор для экспериментирования, для объективного сопоставления достоинств и недостатков любых частной и коллективной форм собственности, анализа характера и роли государственного регулирования и при капитализме, и при социализме, опыта использования советского примера для выхода из Великой депрессии в США 1930-х годов, причин современного успеха «китайского нэпа» и др. Доводимая до построения товарищеского способа производства, строя цивилизованных кооператоров оптимизация могла бы означать, что реально-гуманистический проект наконец возобновлён. Но как долго ждать и удастся ли дождаться?»


 

— Следует признать, что в этом раздумье сконцентрированы помыслы миллионов наших соотечественников, для которых властный отказ от социализма стал трагедией в полном смысле этого слова.


 

— Согласен. И вот на классический для России вопрос «Что делать?», заданный Ричардом Ивановичем, Геннадий Андреевич отвечает: «Идти вперёд!» То есть «двигаться к обновлённому социализму», опираясь при этом на богатейший советский опыт, теоретические и практические достижения других стран. «Речь идёт о том, чтобы двигаться к «социализму, очищенному от ошибок и заблуждений прошлого, в полной мере отвечающему реалиям сегодняшнего дня» (Программа КПРФ).


 

Но чтобы двигаться в наступательном направлении, следовало детально разобраться в прошлом страны и её настоящем. Тем более что в общественное сознание настойчиво внедрялась мысль: курсу, которым теперь следует страна, нет альтернативы. Однако реальные шаги, как считает Геннадий Андреевич, пока ещё дают мало оснований утверждать, что Россия вышла на дорогу прогресса и может обрести своё утраченное могущество. При нынешней политике правящего режима страна не способна осуществить реальный прорыв в будущее, окончательно перестав играть роль поставщика сырья, но теперь уже не на Запад, а на Восток.


 

— Вы говорите о выводе Г.А. Зюганова, сформулированном уже в первом десятилетии 2000-х, когда у некоторых закружилась голова от завышенных ожиданий?


 

— Да, он оставался на сугубо реалистических позициях. Очень скрупулёзно анализировал подлинное состояние страны. Что Россия на самом деле представляет собой в начавшемся десятилетии XXI века? Что её ждёт завтра и есть ли силы, способные вывести страну из исторического тупика, возглавить борьбу за возрождение страны? Именно об этом программная книга Г.А. Зюганова «Идти вперёд!» и многие его последующие работы.


 

  Требуется глубокое осмысление всего исторического опыта


 

— Что ж, давайте к этой книге и обратимся, дабы проследить аналитическое направление авторского исследования, заданное с началом нового тысячелетия.


 

— Позволю себе привести очень важную, на мой взгляд, цитату. «В XX веке коммунисты дважды — в 1917 и в 1941 годах — возглавляли народную борьбу за спасение и возрождение страны, — пишет учёный. — Сегодня разворачивается третье сражение за будущее нашей Родины, за её спасение в час национальной беды. И мы видим свою задачу в том, чтобы сплотить все здоровые силы общества, дать ему ясную программу действий, способную объединить большинство. А для этого необходимо глубокое осмысление исторического опыта России и всего мира, критическое переосмысление места и роли коммунистов в обществе».


 

Вот исходя из этого автор и строит архитектонику своей работы. «Раздел I. Уроки истории. Раздел II. Глобализация: тупик или выход? Раздел III. Понять и действовать. Раздел IV. И восстанет народ».


 

— А какой вывод учёного и политика из огромного нашего исторического опыта вы считаете наиболее существенным на том этапе развития страны?


 

— Он сам такой вывод определил. Послушайте:


 

«Способствовать рождению новой государственности, звать народ к самоорганизации, самоуправлению и самообороне — ключевая задача коммунистов сегодня. Мы сумеем выполнить эту и другие задачи, если проникнемся, как писал В.И. Ленин, спасительным недоверием к «революционной фразе», ко всяческому «нахрапу», «коммунистическому администрированию», «бюрократическому благодушию».


 

— Обращение к Ленину, ориентировка на Ленина! Для Зюганова как исследователя и практического деятеля это, можно сказать, характерно.


 

— Вы правы. Вот читаю:


 

«Быть с массой, жить в массе, знать и откликаться на всё, что волнует массу,» — таков бессмертный ленинский завет. Ждать от существующей власти народу нечего. Пора брать свою судьбу в свои руки. Самоорганизация народа, самозащита народа — вот главные лозунги дня».


 

Этими словами, написанными 17 лет назад, завершается работа серьёзного учёного и большого политика. Остаются ли они актуальными в наши дни? В этом, наверное, нам и следует прежде всего разобраться.


 

  Не прост и не лёгок путь к обновлённому социализму


 

— В недавнем докладе «Эпоха испытаний и курс на социализм» учёный и лидер КПРФ формулирует следующие ключевые мировые тенденции: общий кризис капитализма в его своеобразной современной форме; стремление США сохранить за собой мировое господство; наступление капитала на трудовые права; окончательное уничтожение демократических прав и свобод; реанимация ультраправых откровенно фашистских реакционных сил с их антикоммунизмом и русофобией».


 

— Да, становится всё более очевидным, что предотвратить эти беды и в перспективе мировую войну, которая уничтожит всё живое на Земле, можно только покончив с капитализмом, а потому «антивоенная борьба, — заключает Геннадий Андреевич, — должна стать частью борьбы за социализм во всех странах».


 

В связи с этим нельзя не обратить внимание на продолжающуюся в левых рядах «детскую болезнь», граничащую с ребячеством. В первую очередь это касается как раз представления об обновлённом социализме. Оно, как известно, вытекает из теоретического осмысления современных общественно-экономических и политических процессов. Ортодоксальные марксисты и левые оппортунисты их не желают видеть, что и выливается в неприятие и огульное отрицание современных представлений о социализме.


 

Тем самым подвергая сомнению известный вывод В.И. Ленина о том, что «все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесёт своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни. Нет ничего более убогого теоретически, как «во имя исторического материализма» рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой краской».


 

Сегодня можно встретить леводогматическое мнение, будто бы всякое научное понятие, возникнув однажды, не только не может изменять своё содержание, что вряд ли можно оспорить, но и элементарно развиваться, углубляться, открывать человеку свои новые грани. Но ведь если бы наука строилась на догматических позициях, то мир так и остался бы без высшей математики, квантовой физики, биологии и т.д. Гуманитарная наука не знала бы марксизма, ленинской теории империализма, а человечество так и топталось бы в догмах «времён Очакова и покоренья Крыма» (такой, к примеру, в политической экономии была «догма Смита»).


 

— Известно, что общее понятие «социализм» со времён Томаса Мора просуществовало около четырёх столетий.


 

— Но к середине XIX века оно подверглось серьёзным модификациям в трудах Шарля Фурье, Анри де Сен-Симона, Роберта Оуэна, в рамках так называемого утопического социализма. В этих же пределах развивались и представления о «русском социализме» Н.А. Добролюбова, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, революционных народников. Они считали последний национальной разновидностью общей теории утопического социализма, содержание которой менялось (в России, например, в рамках общинно-крестьянской утопии). Но К. Маркс и Ф. Энгельс не посчитались с этим и двинули вперёд науку о социализме. Затем были В.И. Ленин, И.В. Сталин, теоретики советского периода и международного коммунистического движения.


 

— В чём, на ваш взгляд, главный вред так называемых левых догматиков?


 

— К сожалению, в полемической запальчивости (не хотелось бы думать, что делается это преднамеренно) они объявляют врагом научного социализма, то есть своим классово-политическим противником, любого сторонника современного представления о социализме. Более того, например, социализм «с китайской спецификой» они вообще таковым не считают, объявляя КНР капиталистической страной. Надо ли говорить, что это не просто крайне упрощённый, а и политически вредный, опасный подход к проблеме.


 

— Насколько важно говорить об этом?


 

— Думается, очень важно. Не определившись теоретически, мы вряд ли достигнем победы над коварным и безжалостным, потерявшим все берега противником. Сегодня перед коммунистами-большевиками как никогда остро стоит задача обеспечения самого широкого единства всех прогрессивных сил современной России против угрозы мирового неоколониализма и финансируемого им затаившегося либерал-фашизма, представленного пресловутой «пятой колонной», о которой много говорится в последнее время в связи с СВО. Но остро необходим, считает Геннадий Андреевич, акцент не только на том, что разъединяет, а и на том, что обеспечивает максимальное сложение усилий всех патриотических сил.


 

— Что предполагает, по мнению большинства россиян (проводятся же социологические опросы), возвращение России на обновлённый социалистический путь?


 

— Попытаюсь систематизировать.


 

Во-первых, восприятие всего лучшего и дееспособного от советской эпохи.


 

Во-вторых, отказ от неоправдавшего и изжившего себя.


 

В-третьих, создание государства Советов как выразителя интересов интегрированно-многонациональной русской цивилизации.


 

В-четвёртых, взятие на вооружение теоретических и практических разработок современного и последующих этапов мирового коммунистического движения.


 

Главное, как считает исследователь Г.А. Зюганов, социализм призван спасти нашу планету от физического уничтожения, а человечество — от буржуазной бездуховности и нравственной деградации, от попыток полностью выстроить мир по ранжиру транснационального глобализма. Ибо социализм не останавливается лишь на факторах развития, диктуемых внешними обстоятельствами. Он ставит своей целью смену приоритетов социального прогресса, когда доминанта безличной экономической силы уступает своё место всестороннему развитию человека.


 

  Научное творчество — это непрерывный поиск


 

— Наверное, трудно даже просто перечислить всё, что является предметом осмысления Геннадием Андреевичем.


 

— Да, учёным-философом, к тому же с математическим складом ума, что даёт ему дополнительные возможности для проникновения в суть социально-экономических процессов.


 

— А как вы считаете, из чего всё-таки в основном складывается его научное творчество?


 

— Из самоотверженной работоспособности, из глубоких знаний и фантазии (да, да — из фантазии, без которой нет учёного), из абсолютного владения своими природными данными, опытом и умения, а также способности подняться выше даже над этим. Считается, что научное творчество — одно из самых непостижимых проявлений сознания, мыслительной способности человека. Этому понятию нет исчерпывающего объяснения. В то же время творчество — это чаще всего отклонение от нормы при полном владении ею, это раскованность, освобождение своего внутреннего восприятия мира от догматических представлений о нём, от того, что кажется раз и навсегда установленным. Словом, научное творчество — это постоянный, непрерывный поиск.


 

Подчеркну следующее. Всё разнообразие сделанного Геннадием Андреевичем в гуманитарной науке (в широком смысле этого слова) и в политике — это результат его несомненного таланта, причём особенно способности увидеть проблему. Ведь это, как считается, бывает гораздо труднее, нежели найти её решение. Потому что для первого требуется воображение, а для второго только знание.


 

— Могли бы вы раскрыть это на примерах?


 

— Попробую.


 

Первый касается взгляда Геннадия Андреевича как учёного на глобализацию мирохозяйственных и мирополитических отношений. Речь идёт не о букве, а о смысле его размышлений на этот счёт. Мне представляется: Геннадий Андреевич стал одним из первых, кто обратил внимание, что уже в начале XXI века мирохозяйственное развитие стало происходить в условиях нарастающей экономической стратификации (расчленения, разделения) основы современного мирохозяйственного устройства.


 

— А в чём это нашло конкретное проявление?


 

— В политике стала снижаться роль государства, в экономике первую скрипку играют ТНК, национальные культуры заменяются универсальным вестернизированным «нечто», в духовной области наблюдается массовый отказ от христианства, и оно заменяется «новым язычеством», в отношениях между людьми всё более утверждаются эгоизм и потребительство, падает нравственность и разрушаются семейные скрепы. Дальше — больше. И вот уже в странах Запада никого не удивляет трансгендерство и смена пола в подростковом возрасте.


 

— Всё это и входит в понятие «глобализация по-американски», введённое им же, Г.А. Зюгановым?


 

— Безусловно. Однако он обратил внимание и на их управляемость наднациональными ультраимпериалистическими силами, в руках которых даже такая сверхдержава, как США, выступает инструментом, но в то же время и главной опорой этих сил. Учёный утверждает: ответы на вызовы «глобализации по-американски» (согласимся с ним и назовём это именно так) есть. Состоят они в кардинальной и действительно глобальной переоценке ценностей, в «снятии» западной (читай: либеральной) модели производства и потребления и замене её новым, качественно иным социалистическим измерением общественного прогресса.


 

— Сегодня очевидно всё большее значение опасности возродившегося неофашизма, что в работах лидера КПРФ, включая его научные исследования, довольно сильно зазвучало уже давно.


 

— Это так. Вообще учёный-коммунист обращает внимание на такую оценку глобализации: в современных условиях набирает силу сближение (слияние) национальных и классовых её начал. Коллективный Запад одержим стремлением утвердить мировой порядок с транснациональным квазигосударством (то есть мнимым государством) во главе. Цель такого «государства» — продолжить процесс монополизации, но уже на новом уровне: с экономикой, управляемой откровенно по-гитлеровски — в интересах гигантских ТНК. В этой оптике институты западной «демократии», и без того весьма иллюзорной, окончательно сворачиваются. Создаётся «террористическая диктатура» (вспомним, как определял фашизм Георгий Димитров) с современным универсальным сверхнацистским концлагерем, но уже при жесточайшем цифровом (электронном) контроле.


 

Нациофашизм исследуется Геннадием Андреевичем как опаснейшая и практически единственная форма, используемая современными надгосударственными ТНК для продления буржуазией своего паразитизма. Это та соломинка, за которую уходящий в прошлое капитализм хватается, чтобы хоть как-то удержать в своих руках питательную среду в виде полуколоний — периферийных и полупериферийных (зависимых) государств. Без них существование капитализма — американского, английского, французского и любого другого — немыслимо.


 

— Согласно выводам Г.А. Зюганова, современный нациофашизм — это порождение государственно-монополистического капитализма (ГМК) в эпоху его общего кризиса. А характерные черты этого явления остаются прежними?


 

— В основном, да. Воинственный антикоммунизм, антидемократизм, расизм, а также шовинизм, мистический вождизм, культ тоталитаризма и социального насилия, открытое стремление к порабощению «низших народов» и рас, оправдание геноцида последних. Социальная основа нациофашизма — маргинальные, деклассированные элементы общества, а интеллектуально-эстетическая традиция (особенно это было характерно для гитлеровской Германии) в своих исходных основаниях отождествляется с закономерным результатом всей истории развития западной метафизики. Её предельное выражение — «воля к власти» с многомерной совокупностью ритуалов и процедур обретения.


 

  Проблематика Украины и Русского мира


 

— Углубляясь в тему нациофашистской угрозы, Г.А. Зюганов приходит к выводу, что продолжением политики «глобализации по-американски» стали события на Украине.


 

— Да, связанная с ней политика коллективного Запада направлена на поддержание однополярного мира и дальнейшую стратификацию человечества.


 

— В сложившихся условиях Россией должна быть чётко заявлена её позиция.


 

  Конечно. Политика противостояния глобальной гегемонии транснационального капитала и радикальному украинскому шовинизму, заразившему значительную часть населения страны. Экзамен на национальную зрелость и самостоятельность Украина не выдержала. Здесь была выпестована и укреплена межнациональная рознь, принявшая форму откровенной вражды и кровопролития. Именно нежелание и неумение уважать национальное многообразие близких, родственных народов поставило ныне Украину как государство на грань развала.


 

— Со всем этим тесно связана и проблематика Русского мира?


 

— Абсолютно верно. И она также в центре научного творчества Геннадия Андреевича. Вот что, например, опираясь на глубокое осмысление проблемы, он заявил на пленарном заседании Государственной думы 10 мая 2024 года: «Без внимания к русскому вопросу, к русской теме мы не справимся с вызовами в условиях войны, объявленной всему Русскому миру. У нас русские регионы оказались брошены. Русские с 1991 года потеряли 31 миллион человек. Это больше, чем в годы Великой Отечественной войны. И сегодня этот вопрос стоит ребром. Потому что без русского стержня наши просторы некому держать в единстве. Монархическая идеология в начале прошлого века с этим не справилась. Держава оказалась на грани полного уничтожения и была заново восстановлена только благодаря победе социализма. В Советском государстве всё было подчинено одной идее — дружбе народов и справедливости. Как только эту идею предали, всё посыпалось.


 

Сегодня русская культура, русский язык, русская история спасают и держат нас вместе. Этот вопрос касается каждого. Особенно в национальных республиках».


 

— Великолепно сказано! И это требует адекватных действий от нас, коммунистов.


 

— В самом деле, Русский мир за свою более чем тысячелетнюю историю собрал под своим крылом множество народов и культур. Вершиной его исторического развития стала Советская держава. «Неповторимость и сила Русского мира, — заключает Г.А. Зюганов в одной из своих работ, — состоит в том, что он стремился соединить в себе именно лучшие черты Востока и Запада, вырос из сочетания высокой духовности, приверженности традиционным ценностям и коллективизму — и инновационного мышления, стремления к научным и культурным высотам».


 

Не являясь только Западом или только Востоком, а одновременно выступая и тем и другим, Россия всегда несла миру свою миссию, что раскрыто и в нашей коллективной монографии РУСО «Россия-Запад-Восток: новая формационно-цивилизационная конфигурация мира».


 

Россия — страна двух ипостасей: европейской и азиатской. И как таковая она всегда сохраняла в себе исторически сложившуюся общинную традицию, обладающую самым большим хромотопом («пространством-временем»), а её народ, в котором диалектически сочетаются два начала — национальное и интернациональное, приспособился существовать в самом «холодном» «кормящем ландшафте» (Л.Н. Гумилёв). А поскольку сверхзадачей России (и русской миссии) был и остаётся выигрыш в противоборстве за ценности (в широком смысле за их соответствие потребностям общества, социальных групп и отдельно взятой личности, а в узком — за нравственные и эстетические императивы или иначе — требования, выработанные многотысячелетней человеческой культурой), то решить эту сверхзадачу без своей мировоззренческой системы взглядов на природу и общество, выражающей реальное взаимодействие идеалов и интересов всех социальных слоёв и групп российского общества, без своего идеологического проекта по определению невозможно.


 

— Так давайте провозгласим главный вывод, который однозначно из этого делает учёный и политик Г.А. Зюганов.


 

— А он сам его настойчиво провозглашает и в своих научных трудах, и в политических выступлениях.


 

России для утверждения её на мировой арене в качестве суверенной могучей и самодостаточной державы нужен «Новый советский проект 2.0». То есть необходимо воссоздать Большую Россию в её исторических границах и в форме мощного советского социалистического союзного государства, воссоединяющего населяющие его территорию народы в единый народ. Тот, кто не желает это понять, а продолжает действовать в «денежно-бизнес-логике», выводит нашу страну за рамки процесса формирования в ней общества не на утилитарно-олигархических, а на почвенно-смысловых ценностях, помогавших России сохраняться издревле.


 

Совершенно очевидно, утверждает Геннадий Андреевич во многих своих работах, что для сохранения России в качестве суверенного государства необходимо взять на вооружение советскую социалистическую идеологию, наполнив её новым содержанием. Это архиважно, поскольку, опираясь на матрицу общественного сознания буржуазного Запада, окончательно теряющего свою устремлённость в будущее, с его антропологической попыткой изменить природу человека, свести её к биологической (телесной) составляющей, нельзя создать общество социальной справедливости. Более того, какие бы внутренние и внешние формы ни принимал «западнизм» — капиталистическую, государственно-монополистическую или, как сейчас утверждают бильбердийско-давосские идеологи, инклюзивную, он не способен решить назревшие ключевые проблемы человечества.


 

— Итак, альтернативу «западнизму» может составить только сообщество устойчивого трудового товарищества, то есть социализм в его новой ипостаси!


 

— Именно так. Советский, китайский, северокорейский, вьетнамский, кубинский опыт привнёс в общественное мировое пространство новые смыслы, позволив социалистическому алмазу засиять всеми гранями лучшей в мировой истории макроуровневой системы управления и динамики роста.


 

— А как быть с русофобией, которая в странах современного Запада процветает и всё более агрессивно действует?


 

— Её цель — демонизируя Россию и всё русское, разрушить ту «глубинную потаённую сущность», из которой каждый раз восстаёт Россия. Установить господство над многонациональным народом, его территорией и богатствами. С этой целью культивируется тот же «технотронный фашизм», стимулируется нацизм. Открыто ставится задача: пользуясь современными нано-, био-, ИТ, когнитивными технологиями, проникнуть в мозговые структуры человека.


 

— Русофобия возрастает на культивировании неприязни. На искусственном её нагнетании.


 

— А как же! Огромность нашей территории, в недрах которой находится около 40% мировых запасов сырья и более 30% пресной воды; умение выживать в экстремальных условиях и нравственный императив народа с многонациональными корнями; постоянное, вечное беспокойство, когда молчаливая, безмерная покорность сменяется бунтом; способность каждый раз, как Феникс, возникать заново из пепла; наконец (и это главное!) советский эксперимент, растормошивший мир, показавший альтернативу буржуазному жизнеустроению и подтвердивший, как уже отмечалось, ленинское предвидение, что «все нации придут к социализму, это неизбежно». Мировая буржуазия испытывает непреодолимый страх перед таким развитием событий, и в этом состоянии она особенно опасна, может пойти на любой, самый рискованный шаг.


 

— Уже ведь добились уничтожения СССР, а дальше — пошло-поехало…


 

— Здесь не могу не отметить, что Геннадий Андреевич — один из немногих аналитиков, которые пришли к выводу, что затеянная Горбачёвым и его подельниками «перестройка» была умышленным действием по раскачке и разрушению нашей страны и подготовке к следующему этапу — разрубанию её по живому на 15 кровоточащих частей, а также экспроприации общенародной собственности кучкой проходимцев. Об этом учёный много писал и говорил. По существу «перестройка» («катастройка», если по А.А. Зиновьеву) стала первым опытом «оранжевых» технологий войны, где главное оружие — не армия, стойкость и мужество, а подлость, предательство, бесстыжее вероломство и наглость. Обкатали на нас, отпраздновали в Берлине германское объединение — и пошло это кровавое колесо катиться по миру. В наши дни оно катится по Украине, Палестине, другим частям света. Мир активно втягивается в горячую фазу мировой войны. Время покажет, как она завершится, но Россия не может не выстоять и не разгромить в очередной раз наглых агрессоров.


 

Что нужно для нашей Победы?


 

— Естественно, это на сегодня один из самых главных вопросов.


 

— Разумеется, Геннадий Андреевич и партия, им возглавляемая, отвечают на него предельно чётко. Чтобы победить, России надо быть:


 

достаточно сильной, чтобы сохранить свою геополитическую целостность и не допустить блокады КНР в Центральной Азии со стороны англосаксов (прежде всего Соединённых Штатов Америки);


 

достаточно богатой, чтобы приступить к реализации интегрированных проектов развития и полноценному освоению Сибири, Дальнего Востока и арктических территорий;


 

достаточно развитой, чтобы в ближайшие десятилетия создать «высокотехнологичный задел», способный обеспечить стране инновационный прогресс и крепкую оборонную мощь;


 

достаточно многолюдной, как мечтал когда-то наш гениальный соотечественник и предшественник Д.И. Менделеев.


 

— Но у всего этого, как мы знаем, в мире много сильных противников.


 

— Надо понимать (что прямо вытекает из научного творчества Г.А. Зюганова): противники России и её гуманистических ценностей, собственно, и являются таковыми, поскольку не могут втиснуть богатство сформированных веками русских мировоззренческих и цивилизационных основ в прокрустово ложе примитивно-схематической интерпретации мира, свойственной адептам буржуазного строя. К тому же у них отсутствуют методологические понятия и теоретически выверенная концепция, которые могли бы служить инструментом выделения той или иной формы общества в прошлой истории человечества или в будущей. Зато есть антиутопии таких признанных на Западе мэтров, как Ф. Кафка, А. Хаксли, А. Оруэлл и другие. Есть злобные антикоммунисты и одновременно поборники фашизма типа И.А. Ильина, взгляды которого относительно общественного устройства России оказали большое влияние на некоторых наших интеллектуалов и политиков, в том числе на А.И. Солженицына, которого считают одним из идейных вдохновителей нынешнего руководства России.


 

— Мы имеем возможность наблюдать, как нахраписто действуют противники справедливого общежития. И об этом тоже убедительно пишет и говорит Геннадий Андреевич. А главное — пытаясь помешать единению прогрессивных сил человечества, наши враги оголтело и бездоказательно отрицают марксизм-ленинизм, его коммунистическую теорию.


 

— Да, они демонстративно, открыто пренебрегают достижениями, накопленными человечеством за его многовековую историю в гуманитарной сфере. Но, несмотря на это, крепнет запрос (одновременно объективный и субъективный) на новый мировой порядок. Вопреки усилиям русофобов и антикоммунистов, мировое развитие идёт в сторону коммунизма, поскольку все другие варианты тупиковые.


 

— Это начинают понимать и сами западные учёные?


 

— Всё более заметно. Так, французский политолог, экономист, банкир Жак Аттали, размышляя о будущем, пишет: «Капитализм нахально выражает уверенность в своём полном превосходстве… Он вознаграждает победителей и карает побеждённых. Но сам успех капитализма создаёт условия для его провала. Грядущий мировой порядок будет связан с опасностью… он будет относиться к природе как к товару и превратит самого человека в товар массового производства… Мечта о бесконечном неограниченном выборе может завершиться такой кошмарной ситуацией, где вообще не будет никакого выбора. Мир изобилия может погрузиться в век всеобщей скудости».


 

— Защитники капитализма испытывают страх перед такой перспективой?


 

— Экзистенциальный страх, усиливающийся отчётливым проявлением признаков социализма в глобальных миропроцессах, объединяет Запад, делает его своеобразным коллективным субъектом, образующим, по словам Маркса, поистине «масонское братство». Однако в этом братстве, объединённом классовым интересом, мало истинно братских чувств, и в жёсткой конкурентной борьбе «братьями» применяются друг против друга любые средства — от лжи, обмана, мошенничества и различного рода инсинуаций, клеветнических измышлений до «динамита», используемого в прямом смысле этого слова.


 

— То есть если антикоммунизм и русофобия объединяют капиталистов и их прислужников как класс, то разделяют их всё более глубокие и неразрешимые противоречия?


 

— Совершенно верно. В XXI веке эти противоречия лишь изменили свою форму и перешли в иную плоскость, оказавшись вытесненными в мировую политику. И теперь они разделяют мир по осям «Запад — Восток» и «Север — Юг» не менее радикально, чем прежде разделяли пролетария и его эксплуататора в масштабах отдельной страны.


 

— А что в заключение вы скажете о Геннадии Андреевиче Зюганове как человеке?


 

— Орловская земля обогатила Россию многими талантливейшими, знаменитыми людьми. Это И.С. Тургенев, Н.С. Лесков, Л.Н. Андреев, А.Н. Апухтин, С.Н. Булгаков, В.А. Русаков, Л.М. Рошаль и многие, многие другие. Геннадий Андреевич, росший и мужавший в трудные послевоенные годы, с молоком матери впитал в себя ненависть ко всему несправедливому. Будучи человеком от природы одарённым, он не хотел, однако, оставаться лишь скучным теоретиком. Мне представляется, что в его философии и жизненной позиции имеют место три главных вопроса: «Что я могу знать?», «Как реализовать свои знания?» и «Что я должен делать?»


 

По этой причине его мировоззренческая система не могла быть полноценной без практического и этического аспектов. Именно в силу этого для Геннадия Андреевича стала характерной связь теории с практикой. Наиболее ярко проявилась она в самом названии и содержании его докторской диссертации, посвящённой анализу основных тенденций общественно-политического развития России в один из наиболее сложных периодов её истории (1980—1990 годы).


 

— Он всегда оказывался и сегодня остаётся на самом острие общественно-политической жизни — и как учёный, и как практик. Это факт.


 

— Действительно, на вопросы, задаваемые самой жизнью, Геннадий Андреевич отвечает своей политической концепцией и активным участием в общественно-политической жизни своей страны, демонстрируя волю, характер, незаурядные лидерские качества. И вместе с тем умение противостоять застою, догматизму, «левому ребячеству». Следует призыву В.И. Ленина «взять всю науку» для возвращения к созиданию нового социалистического общества, то есть общества, для которого характерна глубокая и органическая взаимосвязь с наукой и которое берёт на вооружение её богатства, добытые человечеством во все века своего существования, синтезирует их, развивает дальше, ибо достижения науки — не сцепление случайных открытий учёных-одиночек, а результат сложения и умножения усилий всего человечества.


 

— Чтобы быть творцом, как свидетельствует опыт Геннадия Андреевича, учёный и политик-практик должен быть человеком широких взглядов, в известном смысле энциклопедистом. Верно я понимаю?


 

— Безусловно. Ему необходимо в определённой степени владеть данными многих наук и, в частности, наук, отличающихся от избранной им области не только по объекту, но и по методам исследования, а нередко и по методу мышления. Короче говоря, он должен быть и «физиком», и «лириком».


 

«Наука и искусство так же тесно связаны между собой, как лёгкое и сердце», — писал Л.Н. Толстой. Эти слова можно уверенно отнести и к Геннадию Андреевичу, который всю свою сознательную жизнь достигал сияющих вершин науки, карабкаясь «по её каменистым тропам». А это уже К. Маркс, вооруживший процесс познания и мышления сложнейшей логикой синтеза диалектики и материализма. Эта марксистско-ленинская логика не есть собрание готовых ответов на все случаи жизни, не есть теоретическая модель мироздания или «общеобязательная» историческая схема. Она выступает методом познания, существующего в его непрестанном движении и изменении, программой революционного переустройства общественных отношений на гуманистических началах и орудием борьбы за такое переустройство.


 

Идти вперёд, следуя логике исторического процесса, означает в конечном счёте идти к «коммунизму как завершённому гуманизму» (К. Маркс).


Игорь Братищев, газета «Правда».


При цитировании или ином использовании материалов, опубликованных на страницах сайта, ссылка на источник обязательна.
© 1993-2024 Политическая партия «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»